Початкова сторінка

Тарас Шевченко

Енциклопедія життя і творчості

?

10 – 15.02.1857 р. До Бр. Залеського

10 – 15 лютого 1857 р. Новопетровське укріплення 10 февраля 1857.

Письмо твое, мой искренний друже, от 18 сентября минувшего года, получил я 28 генваря текущего года. Что значит эта черепашья медленность, я не понимаю! Ираклий говорит, что ты адресовал его через Астрахань и что оно опоздало к последнему почтовому пароходу и должно было через Самару и Оренбург путешествовать в наше кочевье. Так ли, иначе ли, все же оно дошло до меня, и я со слезами сердечной радости прочитал его.

Друже мой единый! Твоя радость, твое счастье так беспредельно-полно, что мне остается только пожелать тебе, твоей счастливой матери, отцу и всему близкому твоему сердцу, осталося пожелать долгих и долгих и безмятежных дней. Ты так искренно, так живо, радостно описываешь свое свидание, что я как бы присутствую при этой прекрасной сцене, как будто сам целую и слезами обливаю руки твоей так долго скорбящей и теперь так полно счастливой матери. Ты боялся возмутить мое искренно любящее тебя сердце описанием своей радости. Напрасно. Твоя радость нераздельна с моей радостью, нераздельна, как любящая душа с такой же любящей душою. Эта психологическая истина не требует материальных доказательств.

Ты пишешь, что кароокие и голубоокие siostrzeńcy твои спрашивают тебя, когда приедет к ним старый друг твой, который любит добрых и милых детей? Целуй их, мой единый друже, и скажи им, что сердце мое давно уже с ними и что сам я приеду к ним скоро и поцелую их так, как ты их теперь целуешь. Фантазия! Воображаемое счастие! Пока и этого довольно. Для душ, сочувствующих и любящих, воздушные замки прочнее и прекраснее материальных палат эгоиста. Эта психологическая истина непонятна людям положительным. Жалкие эти положительные люди. Они не знают совершеннейшего, величайшего счастия на земле, они, одурманенные себялюбием, лишены этого безграничного счастия. Рабы, лишенные свободы! И ничего больше. Вместе с твоим радостным письмом получил я письмо из Академии художеств от жены нашего вице-президента графа Толстого. Она пишет мне, что сделано все для моего искупления и что в скором времени она ожидает счастливого результата. Как ты думаешь, можно ли на этом фундаменте строить воздушные замки? Ты скажешь – можно. А я уже их и построил. И какие прекрасные, какие светлые замки! Без бойниц и амбразур, без золота и мрамора мои роскошные прекрасные замки! Но им позавидовал бы и сам несвижский васпанку, если б он мог теперь завидовать чему-небудь. Я вот что построил на этом прекрасном фундаменте.

Первое, или первая поэма. Интродуксио: расставанье с пустынею, в которой я столько лет терпел. Расставанье с Карлом, Михайлом и Бюрно, которого я только раз увидел и полюбил. Потом пауза до Москвы. Потом Москва, оставшиеся друзья и школьные товарищи. Потом, потом… вот какой финал. Вместо петербургской железной дороги я выбираю простую почтовую дорогу, смоленскую или виленскую, и приезжаю прямо в Рачкевичи. Здесь начинается вторая часть поэмы. Встречаюся с тобою, плачу и целую руки твоей счастливой матери, целую твоего счастливого отца, сестер, карооких и голубооких siostrzeńców твоих, и в объятиях полного счастия отдыхаю, повторяя стих великого поэта: «Мало воздуха всей Аравии наполнить мою свободную грудь». Вместо «Аравии» я буду говорить «Литвы». Отдохнувши от этой полной радости, я почти силою беру тебя из объятий твоей счастливой матери, и в одно прекрасное утро мы с тобою молимся перед образом Божией Матери Остробрамской. Вильно так же дорого по воспоминаниям моему сердцу, как и твоему. Из литовской столицы по варшавскому шоссе мы летим прямо в Академию художеств и дополняем наше и без того полное счастие двумя годами студенческой затворнической жизни. А сколько радости в этой затворнической жизни! Эта радость и это счастие понятно только тому, кто любит божественное искусство так, как мы с тобою его любим. Не правда ли, прекрасный, великолепный и не совсем воздушный замок? Фундамент почти ручается за его сбыточность и прочность.

Второй воздушный замок, или поэма на одну и ту же тему. Вступление то же самое. Сцена в Москве та же самая. Но вместо Моспанку (выражение кормленой свиньи) смоленской дороги выбрана петербургская железная, и я в Петербурге, в скромной квартире о двух комнатах, изучаю искусство гравирования акватинта и ожидаю к себе тебя, моего искреннего друга. Ты приехал. Живем мы с тобою скромно, почти бедно, в маленьких комнатках, неутомимо работаем, учимся и наслаждаемся своим учением. Два года пролетают незаметно над нами, и мы, ежели не полные, по крайней мере, сознательные артисты, через Вильно и Слуцк возвращаемся в Рачкевичи, целуем твою счастливую мать, отца, сестер и карооких и голубооких сыновцев твоих. Вторая моя поэма немного прозаичная, но в сущности полнее первой. Так или иначе, а ты должен быть в Академии художеств или будет прореха, не зашитая дыра в твоей и в моей жизни. Недостаточно видеть, любоваться прекрасным, умным, добрым челом человека, необходимо нарисовать его на бумаге и любоваться им, как созданием живого Бога. Вот что нужно для полноты нашей радости. Для полноты нашей жизни.

Позыч, выпроси 25 рублей на месяц, в продолжение двух лет. Как знаешь сделай, только сделай, это для тебя и даже для меня необходимо: для меня потому, что я желаю видеть и целовать моего друга совершенного, а для твоего совершенства необходима Академия художеств. Без разумного понимания красоты человек не увидит всемогущего Бога в мелком листочке малейшего растения. Ботанике и зоологии необходим восторг, а иначе ботаника и зоология будет мертвый труп между людьми. А восторг этот приобретается только глубоким пониманием красоты, бесконечности, симметрии и гармонии в природе. О, как бы мне хотелось теперь поговорить с тобою о «Космосе» и послушать, как ты читаешь песни Вайделоты. Пускай молятся твои кароокие и голубоокие siostrzeńcy.

Молитва ангелов внятнее Богу.

15 февраля.

Я остановился на высшем градусе моей сердечной фантазии, остановился для того, чтоб дождать следующей почты и подкрепить мои предположения ясным и положительным документом. Почта пришла 14 февраля и не привезла мне ничего такого, на чем бы основываясь, я мог продолжать свои предположения. Предчувствие, вера, надежда. И ничего больше.

Получил ли ты мое письмо от октября, не помню которого дня, адресованное прямо в Слуцк, а не в Рачкевичи? Я писал тогда о свидании моем с сердечным старым Бюрно. Если не получил, то напиши мне, я тебе другой раз опишу это короткое и бесконечно длинное свидание. А теперь, как и тогда, прошу тебя, мой сердечный друже, пиши ему, целуй его седую молодую голову, целуй его чистое живое сердце, целуй его божественную христианскую душу! Целуй его как артиста, как брата, как человека! Я ничего теперь не могу больше сказать. Сердце мое переполняется любовью и изнемогает при воспоминании о нем.

Целуй Аркадия, жену его и детей его. Целуй Сигизмонда и желай ему самого блестящего успеха на избранной им дороге.

Писал бы тебе еще много и много, но, как я сказал, документа нет, а без него самая яркая фантазия ничего больше, как сальная свеча в казармах. Фантазия должна опираться на положительное. Семена джугары и две штуки материи шерстяной пошлю тебе в последней половине марта. А когда ты его получишь, Бог знает.

Целую твою счастливую мать, твоего отца, твоих сестер и твоих ангелов siostrzeńców. Не забывай меня, друже мой единый.


Примітки

Подається за автографом, який зберігається в архіві Чарторийських Краківського національного музею (Bibl. Czart., rkps Ew. 1625; фотокопія – Інститут літератури ім. Т. Г. Шевченка НАН України, відділ рукописів, ф. 1, № 905).

Вперше надруковано в журналі «Киевская старина» (1883. – №4.-С. 858 – 862) за копією І. Крашевського (публікація М. П. Драгоманова) з деякими пропусками.

Вперше введено до збірника творів у виданні: Шевченко Т. Твори: В 2 т. – СПб., 1911. – Т. 2. – С. 402 – 404.

Відповідь на лист Бр. Залеського від 18 вересня 1856 р. [Листи до Тараса Шевченка. – с. 73 – 74].

Відповідь Бр. Залеського від 30 травня 1857 р. див.: Там само. – с. 81 – 83.

Ираклий – І. О. Усков.

получил я письмо… от жены нашего вице-президента графа Толстого. – Йдеться про лист А. І. Толстої від 8 жовтня 1856 р. [Листи до Тараса Шевченка. – С. 74 – 75], на який Шевченко відповів 9 січня 1857 р.

Но им позавидовал бы и сам несвижский васпанку… – Йдеться про князя Радзивіла Кароля-Станіслава (1734 – 1790), віденського воеводу, великого магната; його головна резиденція – Несвіж у Білорусії. Постать дуже популярна; його меткі слівця, жарти, вигадки були на той час широковідомі.

Расставанье с Карлом, Михайлом и Бюрно… – К. І. Герном, М. Г. Цейзиком, К. І. Бюрно.

Рачкевичи – маєток Залеських під Слуцьком.

повторяя стих великого поэта… – Шевченко цитує рядки з поеми А. Міцкевича «Фарис».

мы с тобою молимся перед образом Божией Матери Остробрамской. – Перед іконою Богородиці, якій приписували чудодійні властивості; вона була встановлена в капличці віденської Острої брами.

Вильно так же дорого по воспоминаниям моему сердцу, как и твоему. – Шевченко жив у Вільно козачком у П. В. Енгельгардта з осені 1829 р. до літа 1831 р. Тут він уперше покохав бідну дівчину – швачку Дусю Гусиковську і відчув усю принизливість становища кріпака. У Вільно Шевченко здобув ази малювання, розпочав знайомство з польською літературою, був свідком польського визвольного повстання 1830 – 1831 рр.

О, как бы мне хотелось теперь поговорить с тобою о «Космосе» и послушать, как ты читаешь песни Вайделоты. – Російське видання праці «Космос» німецького природознавця А. Гумбольдта (1769 – 1859) зберігалося в бібліотеці Шевченка у складі видання: Магазин землеведения и путешествия / Изд. Н. Фролова. – М., 1852 – 1855. – Т. 1, 3, 4 [Опись книгам, принадлежащим Т. Г. Шевченко // Анісов В., Середа О. Літопис життя й творчості Т. Г. Шевченка. – К., 1976. – С. 343]. Виклад праці А. Гумбольдта друкувався в журналі «Отечественные записки» (1848. – (№ 7 – 9).

«Песнь Вайделоты» і, можливо, «Повесть Вайделоты» – фрагменти IV розділу поеми А. Міцкевича «Конрад Валленрод».

Получил ли ты мое письмо от октября… – Лист Шевченка від 8 листопада 1856 р.

Целуй Аркадия… – А. М. Венгжиновського.

Целуй Сигизмонда и желай ему самого блестящего успеха на избранной им дороге. – Бр. Залеський у листі від 18 вересня 1856 р. повідомляв:

«Сигизмунд в Петербурге или, лучше сказать, в Павловске, прикомандирован к образцовому кавалерийскому полку для поступления в Военную академию» [Листи до Тараса Шевченка. – С. 74].

Семена джугары… пошлю тебе в последней половине марта. – Джугара – зернова культура, різновид сорго; Бр. Залеський писав:

«Джугара або джігура, так тубільці на Мангишлаку називають рослину, подібну до кукурудзи або до проса, з котрої мають крупи і муку, а також пашу для худоби. Спроваджена на Литву, не далася розмножити – не дозрівала в нашім кліматі» [Листочки до вінка на могилу Шевченка… – с. 53].

В. Л. Смілянська

Подається за виданням: Шевченко Т.Г. Повне зібрання творів у 12-и томах. – К.: Наукова думка, 2003 р., т. 6, с. 119 – 122 (текст), с. 399 – 401 (примітки).