Початкова сторінка

Тарас Шевченко

Енциклопедія життя і творчості

?

16.07.1852 р. До А. І. Лизогуба

16 липня 1852 р. Новопетровське укріплення Новопетровское укрепление. 1852. Июля 16.

Единый друже мой! Не прогневались ли вы за что на меня? Думаю, думаю, вспоминаю и в догадках теряюся, не обретаю за собою вины ни единыя. Впрочем, едва ли кто себя обвинит! простите великодушно, аще что содеях пред вами по простоте моей, и напишите хоть единую строку, чтобы я мог ведать, что вас еще здрава Бог милосердый носит по сей грешной земле. Вот уже третий год как я не имею от вас никакого известия, последнее письмо ваше получил я в Оренбурге 1850 в последних числах мая, на которое по разным скверным приключениям не мог отвечать вскоре, а писал вам уже из Новопетровского укрепления того же года, месяца ноября, вам и В[арваре] Н[иколаевне], и ни от вас, ни от В[арвары] Н[иколаевны] до сих пор не имею совершенно никаких известий, право, не знаю что думать! или панихиду по вас править, или думать, что вы на меня сердиты. За что ж бы вы на меня прогневались? Вопрос сей для меня – узел Гордиев. Скорблю сердечно, и тем паче плачу, что я во узах моих с вами только и В[арварой] Н[иколаевной] иногда переписывался. Прошу вас, умоляю! Когда получите письмо мое, то хоть чистой бумаги в конверт запечатайте та пришлите, по крайней мере, я буду знать, что вы здравствуете.

Не пишу вам ничего о самом себе потому, что нет хорошего материалу для повествования, а описывать скверную мою долю тошно и грешно, по-моему. Это все равно, что роптать на Бога. Пускай себе тянется жизнь моя невеселая, как мне Бог дал. Одно, чего бы я просил у Бога как величайшего блага, это хоть перед смертью взглянуть разочек на вас, добрых друзей моих, на Днепр, на Киев, на Украину, и тогда как християн[ин] спокойно умер бы я. И теперь не неволя давит меня в этой пустыне, одиночество – вот мой лютейший враг! В этой широкой пустыне мне тесно – а я один. До вас, я думаю, не дошло сведение, где именно это Новопетровское укрепление, то я вам расскажу. Это будет на северо-восточном берегу Каспийского моря, на полуострове Мангишлаке. Пустыня, совершенная пустыня, без всякой растительности, песок да камень, и самые нищие обитатели – это кочующие кой-где киргизы. Смотря на эту безжизненность, такая тоска одолеет, что сам не знаешь, что с собой делать, и если б можно мне было рисовать, то, право, ничего не нарисовал бы, так пусто. Да я до сих пор не имею позволения рисовать, шестой год уже, ужасно!

Что же еще написать вам? Право, нечего, худого очень нет, а хорошего и подавно, монотонно, однообразно, больше ничего. Начальника мне Бог послал человека доброго. Вообще люди добрые меня не чуждаются. Живу я как солдат, разумеется, в казармах. Удобный случай изучить солдацкие обычаи и нравы. Смеюся сквозь слезы, что делать, слезами горю не пособить, а уныние – грех великий. Дожидаем в укрепление нонешнего лета корпусного командира. Думаю просить, чтобы позволил мне в здешнюю церковь безмездно написать запрестольный образ во имя Воскресения Христова. Не знаю, что будет. Великой бы радостью подарил меня, если бы позволил, вот уже шестой год как я кисти и не видал.

Прошу вас, пишите ко мне, хоть одну строчку, чтобы я знал, что вы живы и здоровы. Илье Ивановичу и всему дому вашему до земли поклон. Соседу вашему и соседке в Бегаче тоже. Прощайте, остаюсь в ожидании известия от вас. Ваш искренний

Т. Шевченко

На звороті:

Адресуйте ко мне так:

Его высокоблагородию Антону Петровичу Маевскому,

коменданту Новопетровского укрепления.

Летом в г. Астрахань.

Зимою в г. Гурьев, на Урале.


Примітки

Подається за автографом (Інститут літератури ім. Т. Г. Шевченка НАН України, відділ рукописів, ф. 1, № 181).

Вперше опубліковано в журналі «Червоний шлях» (1923. – № 8. – с. 227 – 228).

Вперше введено до зібрання творів у виданні: Шевченко Т. Повне зібр. творів. – К., 1929. – Т. 3. – с. 53 – 54.

Вот уже третий год как я не имею от вас никакого известия, последнее письмо ваше получил в Оренбурге 1850 в последних числах мая… – Лист не відомий. Про великі неприємності в А. І. Лизогуба з приводу його листування з Шевченком згадував Л. М. Жемчужников [Жемчужников Л. М. Мои воспоминания из прошлого. – Л., 1971. – С. 163]. Більш докладні відомості подав О. Я. Кониський:

«Літуючи р. 1850 в Чернігові у своїх свояків Занькевичів, Орлов через чернігівського губернатора Павла Гессе покликав до себе Лизогуба. Віч-на-віч він ганьбив його за приятелювання і листування з Шевченком і царським іменем заборонив йому листуватися з ним, похваляючись, що інакше “і про його, Лизогуба, знайдеться місце там, де перебуває Шевченко”. За Лизогубом з того часу був потайний нагляд поліції» [Кониський О. Я. Тарас Шевченко-Грушівський. – Львів, 1901. – Т. 2. – с. 91].

по разным скверным приключениям не мог отвечать вскоре… – Йдеться про арешт поета 23 квітня 1850 р. в Оренбурзі. Причиною арешту був донос прапорщика М. Г. Ісаєва про те, що Шевченко пише вірші, ходить у цивільному одязі, малює. 12 травня його відправлено до Орської фортеці, і з 24 червня він перебував на гауптвахті, де його допитував слідчий – командир 2-го лінійного батальйону підполковник Г. В. Чигир. 5 вересня 1850 р. командир Окремого Оренбурзького корпусу В. О. Обручов наказав звільнити Шевченка з-під варти й перевести його у 4-ту роту 1-го лінійного батальйону в Новопетровське укріплення на півострів Мангишлак, 8 жовтня його відправлено з м. Уральська, де знаходився штаб батальйону, через Гур’єв-городок в Новопетровське укріплення, куди він прибув 17 жовтня 1850 р. [Тарас Шевченко. Документи та матеріали до біографії. – с. 186, 187; 242 – 244].

писал вам уже из Новопетровского укрепления того же года, месяца ноября, вам и В[арваре] Н[иколаевне]… – Листи Шевченка до А. І. Лизогуба й В. М. Репніної не відомі.

Начальника мне Бог послал человека доброго. – Йдеться про А. П. Маєвського.

Дожидаем в укрепление нонешнего лета корпусного командира. – З 1851 по 1857 р. командиром Окремого Оренбурзького корпусу був Перовський Василь Олексійович (1795 – 1857).

Думаю просить, чтобы позволил мне в здешнюю церковь безмездно написать запрестольный образ во имя Воскресения Христова. – Шевченко не втрачав надії, що йому офіційно дозволять малювати, але цього не сталося.

вот уже шестой год как я кисти и не видал. – Покараний за порушення заборони малювати, Шевченко змушений з обережності перед перлюстрацією своїх листів уникати згадки про свої заняття малюванням і на другому засланні.

Илья Иванович – І. І. Лизогуб.

Соседу вашему и соседке в Бегаче тоже. – Миколі Івановичу та Катерині Федорівні Кейкуатовим.

В. Л. Смілянська

Подається за виданням: Шевченко Т.Г. Повне зібрання творів у 12-и томах. – К.: Наукова думка, 2003 р., т. 6, с. 62 – 63 (текст), с. 356 – 357 (примітки).