Початкова сторінка

Тарас Шевченко

Енциклопедія життя і творчості

?

25 – 26.09.1855 р. До Бр. Залеського

25 – 26 вересня 1855 р. Новопетровське укріплення 25 сентября 1855.

Вчера был я на Ханга-Бабе, обошел все овраги, поклонился, как старым друзьям, деревьям, с которых мы когда-то рисовали, а в самом дальнем овраге – помнишь, где огромное дерево у самого колодца обнажило свои огромные старые корни, под этим деревом я долго сидел, шел дождик, перестал, опять пошел, я все не трогался с места, мне так сладко, так приятно было под ветвями этого старого великана, что я просидел бы до самой ночи, если бы не охотники (чтобы им ни одного воробья не застрелить) меня потревожили. А какие прекрасные, светлые, отрадные воспоминания в это время пролетели над моей головою!

Я вспоминал наш каратавский поход со всеми его подробностями, тебя, Турно и кой-где изредка Антипова. И он, хоть это весьма редко, бывал иногда похож на человека. Когда же воспоминания мои перенеслися на Ханга-Бабу, я так живо представил себе то время, что мне показалось, будто бы ты сидишь здесь за деревом и рисуешь; я тогда только опомнился, когда позвал тебя и ты не отозвался. А тут и охотники пришли. Поход в Каратау надолго у меня останется в памяти, навсегда!

Я уже две почты пропустил, не писал тебе, чуть было не пропустил и третьей, а возвратясь из Ханга-Бабы, выдержал порядочный пароксизм лихорадки, боялся, чтобы не продлилась, но теперь, слава Богу, ничего. Как с гуся вода. Я извиняю себя еще и тем, что письмо мое все равно дожидало бы тебя на почте, пока ты возвратишься из Уфы. Напиши мне подробнее, добрый мой друже, о бедном нашем Сове: как и чем он живет и что он делает? Напиши все: меня глубоко трогает этот страдалец. Что делает Турно и где он?

Письмо вдохновенного Сигизмонда я с наслаждением прочитал, настоящий поэт! Не отвечаю ему теперь, потому что надеюсь вскоре с ним увидеться в Ак-Мечети. А надеюсь я потому, что ты мне пишешь, не хочу ли я туда? Хочу, куда угодно хочу! Потому что я начинаю одуревать в этом безотрадно однообразном прозябании. Прошу тебя, Карла и всех добрых людей, кто может помочь мне хотя единым словом. В Ак-Мечети хотя я не предвижу для себя слишком отрадной перспективы, но, по крайней мере, не буду видеть этих голых серых скал, которые мне до того опротивели, что я рад спрятаться от них, но, увы! куда спрятаться?

Послал я тебе с Зелинским экземпляр «Трио», а с Фрейманом экземпляр «Спасителя», сходи ты на квартиру Фреймана и у слуги его Матвея спроси ящик на твое имя. Кроме медальона, найдешь ты в ящике книги, которые прошу тебя отдать переплести в два или в три волюма, как ты найдешь лучше, и оставь их у себя до весны, а весною, если я останусь здесь, то перешли мне их. Я посылал эти книги в Астрахань. И, вообрази себе, губернский и еще портовый город переплетчика не имеет! Настоящие скифы!

Если ты можешь как-нибудь узнать о судьбе «Княгини», то сообщи мне, меня она очень беспокоит. Узнай, Бога ради, цел ли у Карла мой тюк с платьем; там есть в кармане в пальто дюжины две карандашей Фабера № 3. Возьми их себе, а платье прибереги. Я не знаю, на чем я основываю надежду, а мне кажется, что я это пальто еще носить буду, если его моль не съела. Нельзя ли будет тебе достать, хоть у топографов, пару акварельных кистей, у меня одна-единственная осталась, да и та иступлена.

Я тебе надоедаю своими просьбами, но что же делать? Мне, кроме тебя, обратиться не к кому, и в тебе я совершенно уверен, что ты не назовешь меня надоедалой, попрошайкою.

Вчера не дали мне кончить письмо, а сегодня, вопреки ожиданию, пришла почта и привезла твое второе письмо с драгоценным для меня подарком, с портретом Совы. Я не знаю, как тебя и благодарить, друже мой, за этот подарок. Что-то близкое, родное я вижу в этом добром задумчивом лице. Мне так любо, так отрадно смотреть на это изображение, что я нахожу в нем самого искреннего, самого задушевного собеседника! О, с каким бы наслаждением я прочитал бы теперь его «Иордана»! Но это желание несбыточное. Благодарю тебя, тысячу раз благодарю за этот сердечный подарок.

Ты пишешь, что желал бы сблизить меня с ним покороче. Дай Бог, чтобы все люди были так коротко близки между собою, как мы с ним, тогда бы на земле было счастие. Пиши ему и целуй его за меня, как моего родного брата. Если ты хочешь, чтобы моя радость была полная, то в первое твое письмо, которое ты мне напишешь, вложи свой портрет и портрет Михайла, а если можно, то и Карла, ты меня этим подымешь на седьмое небо.

Боже мой! Когда я увижу тебя? Когда я увижу доброе лицо Михайла и Карла? Грустно! Невыразимо грустно это бесконечное ожидание.

Ты пишешь, что к вам приехали два просвещенных любителя прекрасного искусства; сердечно радуюсь такому редкому явлению и душевно желаю, чтобы ты с ними скорее познакомился; быть может, в самом деле ты встретишь в их коллекциях что-нибудь замечательное, а это для тебя необходимо. Истинно изящное произведение на художника, и вообще на человека, сильнее действует, нежели самая природа. Говоришь, что будто бы в коллекции начальника штаба есть оригиналы голландских мастеров. Дай Бог, чтобы это была правда. Я вот почему сомневаюсь: все произведения голландских артистов 17 века наперечете, а в последующем столетии Голландия была бедна замечательными мастерами. Но все-таки лучше увидеть что-нибудь, нежели не видеть ничего.

Прощай, мой единый друже. Кланяйся Средницкому и ojcu prefektu и не забудь написать мне об Аркадии.

Не знаю, имел ли какое влияние на судьбу мою всемилостивейший манифест. Если узнаешь, то сообщи мне.

С последней морской почтою пошлю тебе что-нибудь вроде «Монаха», а теперь ничего не имею конченного, да, правда, и кончить порядочно нечем.


Примітки

Подається за автографом, який зберігається в архіві Чарторийських Краківського національного музею (Bibl. Czart., rkps Ew. 1625; фотокопія – Інститут літератури ім. Т. Г. Шевченка НАН України, відділ рукописів, ф. І, № 900).

Дата уточнюється за фразою: «Вчера не дали мне кончить письмо».

Вперше надруковано в журналі «Киевская старина» (1883. – № 3. – С. 617 – 619) за копією І. Крашевського.

Вперше введено до збірника творів у виданні: Шевченко Т. Твори: В 2 т. – СПб., 1911. – Т. 2. – С. 391 – 392.

Відповідь на невідомий лист Бр. Залеського, написаний орієнтовно влітку 1855 р. після відрядження до Уфи й зустрічі з Е.-В. Желіговським.

Вчера был я на Ханга-Бабе… – Див. лист до Бр. Залеського від 5 лютого 1854 р. та примітку до нього.

Я вспоминал наш каратавский поход со всеми его подробностями… – Бр. Залеський коментує:

«В часі нашої спільної мандрівки по степах Ш[евчен]ко одного дня, коли сильніше розгорячився і говорив щиро (w chwili większego rozgrzania i szczerości) сказав мені, що жалує своїх “Гайдамаків” і цілого того напряму, що тепер знає Красінського і наших поетів і “w duchu swoim to potępia”. Але додав: “Вибачай, се вже було в моїй крові, я ж рідний внук одного з гайдамаків, се нехай тобі все вияснить”. В часі тої мандрівки Ш[евчен]ко зробив для мене чорною крейдкою свій портретик, з котрого аквафорт посилаю. Портретик був дуже подібний (był uderzającego podobieństwa); замість зеркала послугувався артист збанком з водою, бо іншого зеркала не мали ми в степу. Не було також ані бритви, ані цирюльника, і для того носили ми бороди, хоч властиво оба ми були солдати» [Листочки до вінка на могилу Шевченка… – С. 45 – 46].

Автопортрет зберігся.

Я вспоминал… Турно и кой-где изредка Антипова. – Л. З. Турно та О. І. Антипова.

Письмо вдохновенного Сигизмонда я с. наслаждением прочитал… надеюсь вскоре с ним увидеться в Ак-Мечети. – З. Сераковський служив тоді в Ак-Мечеті при генералі К. Бюрно. Його лист до Шевченка не відомий.

Прошу тебя, Карла и всех добрых людей… – Шевченко сподівався, що К. І. Герн, діставши відрядження в степ, візьме його з собою.

Послал я тебе с Зелинским экземпляр «Трио»… – Див. лист до Бр. Залеського від 10 червня 1855 р. та примітку до нього.

а с Фрейманом экземпляр «Спасителя»… – Йдеться про барельеф «Христос у терновому вінку» (див. лист до Бр. Залеського від 10 лютого 1855 р. та примітку до нього). Шевченко передав його через Г. А. Фреймана, який у 1855 р. знову інспектував Новопетровське укріплення.

Если ты можешь как-нибудь узнать о судьбе «Княгини»… – Шевченко досі не мав жодних відомостей про повість «Княгиня», надіслану для публікації до журналу «Отечественные записки» (див. лист до А. О. Краєвського від кінця 1854 – початку 1855 р. та примітку до нього).

цел ли у Карла мой тюк с платьем… – Див. лист до Бр. Залеського від 10 червня 1855 р. та примітку до нього.

а сегодня… пришла почта и привезла твое второе письмо с драгоценным для меня подарком, с портретом Совы. – Лист не відомий; портрет Е.-В. Желіговського не зберігся.

О, с каким бы наслаждением я прочитал бы теперь его «Иордана»! – 1846 р. Е.-В. Желіговський опублікував драматичну фантазію «Йордан», яка стала причиною його заслання в 1851 р.

вложи… портрет Михайла… – М. Г. Цейзика.

Говоришь, что будто бы в коллекции начальника штаба есть оригиналы голландских мастеров. – Начальник штабу Оренбурзького Окремого корпусу Фантон де Веррайон Михайло Львович (1804 – 1887) мав в Оренбурзі колекцію картин, яка складалася переважно з власноручно виконаних копій з картин відомих майстрів.

Кланяйся Средницкому… – Середницький Євстафій Тадейович (1813 – ?) – польський політичний засланець, учасник польського визвольного повстання 1830 – 1831 рр. і таємної організації, за що 1838 р. був засланий рядовим в Оренбурзький Окремий корпус. З Шевченком познайомився взимку 1849 – 1850 рр. в Оренбурзі.

Кланяйся… ojcu prefektu… – Йдеться про М. Т. Зельонку.

не забудь написать мне об Аркадии… – Про А. М. Венгжиновського.

Не знаю, имел ли какое влияние на судьбу мою всемилостивейший манифест. – Протягом перших двох місяців царювання Олександр II обнародував два маніфести – 19 лютого 1855 р., з приводу вступу на престол, і 11 березня 1855 р. В обох маніфестах не було списків амністованих, сподівання Шевченка були марні. Твердження К. Ф. Юнге, дочки віце-президента Академії мистецтв Ф. П. Толстого, про те, що цар власноручно викреслив ім’я Шевченка зі списків амністованих (яких не існувало) зі словами: «Этого я не могу простить, потому что он оскорбил мою мать», – є чуткою або пізнішою легендою.

С последней морской почтою пошлю тебе что-нибудь вроде «Монаха»… – Йдеться про акварель «Скеля Монах». Шевченко мав намір послати на продаж якийсь свій малюнок.

В. Л. Смілянська

Подається за виданням: Шевченко Т.Г. Повне зібрання творів у 12-и томах. – К.: Наукова думка, 2003 р., т. 6, с. 95 – 97 (текст), с. 382 – 383 (примітки).