Початкова сторінка

Тарас Шевченко

Енциклопедія життя і творчості

?

16.07.1852 р. До А. О. Козачковського

16 липня 1852 р. Новопетровське укріплення Новопетровское укрепление. 1852. Июля 16.

Поддерживает ли дружбу или, по крайней мере, приязнь постоянная переписка? Вопрос прехитрый, на который я отвечаю вследствие многолетней опытности так: был у меня во время оно великий приятель (может быть, он здравствует и поныне?), так тот-то великий приятель, бывало, каждую почту дарил меня посланием, по крайней мере, на двух листах. И я, о грустное воспоминанье! должен был отвечать ему, потому что он был хороший приятель, и если б не эти убийственные послания, может быть, и до сих пор остался хорошим приятелем. А то увы! терпение лопнуло и дружба врозь. Мне кажется, что от подобной переписки не только дружба, но и самая нежная любовь не уцелеет. Но нам с вами нечего опасаться за нашу дружбу вследствие частой переписки. Мне кажется, если не ошибаюсь, что со времени нашего знакомства это будет первое письмо. А знакомы мы с вами ровно 10 лет. Да и это письмо, если правду сказать, порождение крайней необходимости. Чистосердечию моему простите великодушно.

Вот какого роду необходимость заставила меня начертать послание сие нехитрое: в настоящем в 1852 году я чувствую приближение той самой болезни, от которой вы спасли меня в 1844 году. Если припомните тот целительный бальзам, которым вы меня тогда врачевали, то, ради самого Эскулапа, пришлите рецепт оного (сальсапарели можно достать и здесь). Фишер тогда в Яготине пояснил мне причину моей болезни тем, что будто бы я торопился жить. Чем же теперь истолковать ее? Разве только тем, что я теперь слишком медленно и однообразно живу. Правда, я и теперь не могу похвалиться очень девственною жизнию; но в отношении пани Киприды, право, не грешен. Думаю, что это дело золотухи. Впрочем, я для вас субъект исследованный.

По прибытии моем в здешний край я два года сряду страдал скорбутом и головною болью. Дальний поход (от Орской крепости до Аральского моря) и продолжительное купанье в море были причиною того, что показались у меня на всем теле, особенно на ногах, золотушные нарывы, после чего я вскоре почувствовал облегчение в голове, а теперь повторяется та же боль и прыщи на голове точно такие, как были и в 1844 году. Я здесь советовался с врачем. Он уверяет меня, что это следствие частых жертвоприношений пафосской богине. А я, благодаря тую же богиню, никогда от нее не страдал…

Теперь нужно бы вам написать о нравственном моем житьи-бытьи. Но оно так скверно, что и писать не хочется, а коли говорить хорошего нечего, то лучше молчать. Живу я, можно сказать, жизнью публичною, сиречь в казармах, муштруюсь ежедневно, хожу в караул и т. д., одно слово, солдат, да еще солдат какой! Просто пугало воронье. Усища огромные. Лысина, что твой арбуз. Точь-в-точь солдацкий портрет, что изобразил Кузьма Трохимович (у Основ'яненка). Шутки в сторону, а написать о себе не могу ничего хорошего, в противном случае это была б ложь. Живу, можно сказать, одним воспоминанием, да и кто им не живет! Помните ли нашу с вами прогулку в Андруши и за Днепр в Монастырище на гору? Вспомните тот чудный вечер, ту широкую панораму и посередине ее длинную, широкую фиолетовую ленту, а за лентой фиолетовой блестит, как из золота кованный, Переяславский собор. Какая-то чудная, торжественная тишина. Помните, мы долго не могли промолвить слова. Пока, наконец, белое, едва заметное пятнышко не запело:

Та яром, яром за товаром…

Чудный вечер! Чудный край. И песни дивные! Много добрых воспоминаний сохранил я о старом Переяславе и о тебе, мой искренний друже!

Кланяюсь всем добрым моим знакомым и особенно доброму гостеприимному Степану Никифоровичу Самойлову. Ежели пишешь когда О.М. Бодянскому, то кланяйся за мене. Аминь. – Искренний твой Т. Шевченко.

На звороті:

Адресуй так:

Его высокоблагородию Антону Петровичу Маевскому,

г. коменданту Новопетровского укрепления в город Астрахань.

А зимою в город Гурьев.


Примітки

Подається за першодруком у журналі «Основа» (1862. – № 4. – С. 18 – 20), де надруковано за автографом, що нині дуже пошкоджений (Інститут літератури ім. Т. Г. Шевченка НАН України, відділ рукописів, ф. 1, № 140).

Вперше введено до збірника творів у виданні: Шевченко Т. Твори: В 2 т. – СПб., 1911. – Т. 2. – С. 367 – 368.

Відповідь А. О. Козачковського, одержана 1 жовтня 1852 р., не відома (див. лист до О. М. Бодянського від 15 листопада 1852 р.).

Козачковський Андрій Осипович (1812 – 1889) – лікар. Закінчив Петербурзьку Медико-хірургічну академію. З Шевченком познайомився в Петербурзі восени 1841 р.

был у меня во время оно великий приятель… – Особа не відома.

Эскулап – у римській міфології бог-цілитель (у грецькій – Асклепій).

Фішер Фердінанд Федорович (1784 – 1859) – доктор медицини, домашній лікар Репніних в Яготині. У 1843 р. лікував Шевченка.

Скорбут – цинга; перебуваючи в Аральській експедиції, учасники якої подовгу харчувалися солониною й сухарями, Шевченко хворів цингою.

Точь-в-точь солдацкий портрет, что изобразил Кузьма Трохимович (у Основ’яненка). – Йдеться про повість Г. Ф. Квітки-Основ’яненка «Салдацький патрет».

Помните ли нашу с вами прогулку в Андруши и за Днепр в Монастырище на гору? – Андруші – село Переяславського повіту Полтавської губернії, в якому Шевченко бував у серпні – жовтні 1845 р., гостюючи в А. О. Козачковського в Переяславі; тут він виконав два малюнки. Монастирище, Монастирок – село Канівського повіту Київської губернії; Шевченко згадує його в поемі «Сон» («Гори мої високії»).

Та яром, яром за товаром… – Слова з народної пісні «Та немає гірш нікому, як бурлаці молодому».

Кланяюсь… особенно доброму гостеприимному Степану Никифоровичу Самойлову. – С. Н. Самойлов (? – 50-ті роки XIX ст.) – поміщик, власник с. В’юнище Переяславського повіту Полтавської губернії. Шевченко познайомився з ним у серпні 1845 р., у грудні жив у Самойлова; захворівши, переїхав до А. О. Козачковського до Переяслава. У В’юнищі Шевченко написав кілька поетичних творів.

Ежели пишешь когда О. М. Бодянскому, то кланяйся за неня. – Шевченко писав О. Бодянському 3 січня 1850 р. з Оренбурга, повідомляючи про своє заслання й прохаючи надіслати йому «Историю русов». Відповіді, очевидно, не було; 15 листопада 1852 р. Шевченко знову звернеться до нього з цим же проханням.

В. Л. Смілянська

Подається за виданням: Шевченко Т.Г. Повне зібрання творів у 12-и томах. – К.: Наукова думка, 2003 р., т. 6, с. 60 – 62 (текст), с. 355 – 356 (примітки).